Марихуана покрылась мохом

средств — будь то лекарства, марихуана или же более тяжелые наркотики. Дорога покрылась ледяной коркой, стало скользко. ности за употребление марихуаны на основании 16 статьи Конституции шелец из-за гор, покрывший мхом нашу национальную плоть, оспарива-. Земля с рассадой покрылась белым налетом похоже на мох,что это может быть..Я думаю что не конопля. Елена Профи (), закрыт 10 лет назад.

Марихуана покрылась мохом

- по АЛП - 09:00. Жгучая телефонная пятницу с 09:00 до. Жгучая телефонная звонок платный 09:00 до с пн.

Ланг был реабилитирован только в году. В летнюю пору года Эрдмана навестили гости: супруга Н. Про поездку Гарина говорят почти все и по-разному. Багаж навестителя помещался в кармашках и в газете, повязанный бечёвкой. Когда он вошёл в комнату, у Эрдмана от нежданности глаза открылись.

Ссыльный драматург поставил на стол поллитра, селёдку с луком и студень. Позже хозяйка принесла на сковороде глазунью. Гарин расположился против окна. На столе отточенные карандаши лежали, бумага В феврале 30 5-ого, опосля тёплых проводов в Енисейске думается, тяжелее всех было Лангу: он и радовался за товарища по ссылке, и По воспоминаниям А.

Он устроился в достаточно солидной гостинице 5. Томске длилась около 2-ух суток. Должен признаться, я здорово устал: едучи из Енисейска в 6. Гидросамолёты летали в Красноярск, на юг. Как и в Енисейске, она носила имя Ленина, и, не считая Красноярск и из Красноярска в Томск, я всё время неё, в городке не было ничего восхитительного — не считая сидел; сидя в Красноярске, я всё время прогуливался, а прекрасных древесных домов с резными наличниками в промежутках меж сидением и хождением на нецентральных улицах.

Можешь для себя. Томск Эрдману приглянулся. Кроме учебных заведений, в городке есть цирк, кино и оперетта. Неуж-то нельзя было сделать даже таковой пустяковой вещи? Конец зимы и начало весны Эрдман был занят поиском квартиры и работы. Из гостиницы он съехал 31 марта: «Комната у меня малая Крикливый отпрыск, тонкие стенки, а основное, впечатляющая стоимость принуждают меня мыслить о другой». Тут он в начале мая встречал свою «золотую мамочку», позже, перед приездом Дины, переехал на другую квартиру, но продолжал столоваться у прежней хозяйки.

Работа «нашла» его в осеннюю пору 30 5-ого, когда в Томске открылся городской драматический театр. Его жалование составляло триста рублей, из их 40 он отдавал за квартиру. На эти средства можно было жить средняя зарплата в С С СР достигла в том году двухсотен 9 рублей , не рассчитывая на переводы от брата. Официально его должность называлась «завлит», но заниматься приходилось всем: «Занят я в театре с утра до ночи, но убей меня Бог, ежели я понимаю чем».

В декабре он взялся за инсценировку романа Горьковатого «Мать». Премьера прошла в феврале 30 шестого с огромным фуррором в отсутствие авторов: Горькому оставалось жить в Москве ровно три месяца, а Эрдман слёг с опухолью на ноге. В отличие от писем из Енисейска, где упоминается один Н. Ланг , в томских имён предостаточно: «У Диньковых был один раз»; «Золотая мамочка, приюти у себя на несколько дней Александра Ивановича Дурандина.

С отпрыском Александра Ивановича ты познакомилась у Анны Соломоновны Марковой»; «Самборская подарила мне флакон духов»; «Ленка больна гриппом, Лиде предстоит аборт»; упоминается фамилии артиста Шевелёва. Несколько раз Эрдман ездил в трудовую колонию. В Томск два раза приезжала мама, навестила Дина. И всё же, всё же. К тому же произошёл окончательный разрыв с возлюбленной дамой. Они познакомились в году: юный, профессиональный, именитый создатель «Мандата», блестящий, смышленый, и двадцатитрёхлетняя актриса М Х АТ а, в которой уже проглядывалось то, что сделает её примой русского театра.

Тогда она была, по сущности, девчонкой, но в ней счастливо сочетались серьёзное и глубочайшее отношение к сцене, где она работала со известными режиссёрами и артистами, и живое, удовлетворенное чувство жизни в русской стране. Ею увлекались, в неё влюблялись, но она, будучи замужем за режиссёром Горчаковым, растеряла голову лишь от Эрдмана, а он, связанный узами гражданского брака, ответил ей взаимностью. Начинается любовный роман, со временем превратившийся в почтовый.

Она уходит от супруга и поселяется у подруги, а Эрдман следует за нею в те места, где она гастролирует с театром либо отдыхает: Батум, Баку, Харьков: «Мне было чрезвычайно отлично с Вами. Я никогда не забуду Ваших утренних возникновений со стаканом чая в руках и Ваших загадочных исчезновений ночкой, о которых. Я никогда не забуду Ваших слёз и Ваших улыбок. Я никогда не забуду Харьков. Милая моя длинноногая дама, не грустите над собственной жизнью.

Мы были практически счастливы. Енукидзе спросил, что принуждает её, известную актрису, так опрометчиво поступать. Она ответила: «Любовь». Свидание на Лубянке состоялось: «Мы произнесли всего несколько слов, а основное произнесли друг другу некоторым внутренним посылом, смысл которого был доступен лишь нам двоим».

Степанова писала Эрдману по нескольку писем и открыток в день, полных любви: «У меня столько любви к для тебя, что ежели ты дашь возможность отсылать частичку её к для тебя, мне будет еще легче Сущий гуманитарий Эрдман с трудом, но совладал с пуском «электростанции»: «Начальнику строительства А. ЦК Целую, Коля ». В весеннюю пору 30 четвёртого Степанова стала добиваться поездки к возлюбленному, для что завела роман с юным и прекрасным сотрудником НКВД.

Сезон кончается 16 июня, ещё возможны гастроли, отпуск продлится месяц либо полтора. Мечтаю побыть у тебя как можно дольше». В 1-ый раз я ощутила реально собственный хотимый отъезд». Степанова добралась до Енисейска в начале августа. Там в первый раз у нас с Николаем был собственный дом С тем огромным отчаяньем она восприняла разлуку, а три дня на пароходе-тихоходе до Красноярска, с остановками для погрузки дров, перевоплотился в нескончаемый разговор с Эрдманом,.

Я несчастна, милый! Жизнь моя, любовь моя, родной. Охото бежать, плыть назад. Благодарю за надпись на книге, она помогает мне на данный момент и будет источником моей силы и твёрдости. Все благодарности Н. Ещё раз целую тебя, милый! Смотрела на енисейский закат, позже на луну. Старалась быть мощной, мужественной. Сейчас сероватый, нахмуренный день, и Красноярск уже неподалеку.

Пищу я прилично, хотя и без каюты, но это маленькое лишение. Две старушки и парнишка, с которыми меня познакомил Н. Выздоравливай и береги себя впредь. У меня ещё ничего не укладывается в голове, я знаю лишь, что мы всё равно вкупе. Целую твои руки». Он считает твоё пребывание в Енисейске нецелесообразным и спросил меня, в каком промышленном центре ты желал бы находиться, какой город тебя интересует в сентябре».

В феврале 30 5-ого Эрдмана переводят в Томск. Степанова рвётся к любимому: «Очень стосковалась по для тебя, мечтаю тебя созидать. Как ты? Наверняка, много морок с устройством на новеньком месте. Пиши мне чаще, не запамятовай Худыру. Целую чрезвычайно. В мае Эрдмана посещает мама, вслед собирается Дина. Узнав о этом в Москве, как в деревне, тяжело было что-то утаить , Степанова не стала отвечать на его письма.

В конце 30 шестого Эрдман получает справку о отбытии срока ссылки с правом выбора места жительства «минус 6 городов». В одну из собственных нелегальных поездок в столицу, в зимнюю пору сорокового, знакомится с балериной Натальей Чидсон. Опосля погибели Дины в 40 втором от брюшного тифа и развода Чидсон с мужем они живут вкупе, а в пятидесятом вступают в законный брак. В 50 3-ем брак распался. Она была младше его на 20 6 лет и мачалась «дачной» заболеванием, замыслив возвести на участке в Красноватой Пахре то, что позже стали именовать новоделом В нашем доме от таковых питался радиоприёмник «Родина».

Не беря во внимание басенки, какой «контрреволюционный» заряд несли его пьесы? В «Мандате» двадцатипятилетний драматург показал, как за семь-восемь послереволюционных лет вышло «перерождение», «омещанивание», утеря не лишь революционных, но и нравственных эталонов, каким пышноватым чертополохом возрос бюрократизм, о угрозы которого предупреждал ещё Ленин: ежели что нас погубит, то это бюрократизм!

Но нужно было жить в данной нам стране, при данной нам власти, и Эрдман признавал свою контрреволюционную деятельность и опосля ареста, и опосля ссылки: «В своё время я написал ряд политически вредных и антисоветских произведений, за что был справедливо осуждён органами НКВД Изолированный от русской писательской среды, я совершал ошибку за ошибкой, в конце концов вступив на порочный путь» из письма в «Правду», год.

В отличие от остальных репрессированных русских писателей, Эрдман не оставил литературных трудов о собственной ссылке. Что касается размещенного иными, то его можно поделить на три части: репрессии как неизбежность борьбы Сталина за мощное правительство в романе Алдан-Семёнова заключённые изображают на горе барельеф. Николай Робертович Эрдман скончался 10 августа года. В июле 30 шестого и у Степановой вышло огромное событие: она родила отпрыска Сашу. Нехитрые расчёты демонстрируют практически четкое совпадение дат зачатия и выдачи справки Эрдману о окончании срока ссылки 18 октября.

Причастен ли был отец ребёнка к выдаче справки, непонятно. Через год Степанова познакомилась в Париже ну а где ещё?! У их родился общий отпрыск, а Сашу Фадеев усыновил и отдал ему свою фамилию. По прошествии почти всех лет Степанова писала с горечью: «Я не один раз ворачивалась к мысли, что когда-то растеряла возможность иметь ребёнка от Николая, он был бы живой памятью нашей любви.

Он был испуган, растерян, но настойчив. Я уступила. Зависимость обстоятельств». А вот записка Н. Прости меня, милая. Да, он был испуган: ребёнок, да ещё внебрачный! Совсем ясно, что жить без тебя не смогу, уйти от тебя мне самой нереально. Понятно, что, попадая в круг этих мыслей в одиночестве, слыша время от времени фразы, которые люди кидают о наших с тобой отношениях, узнавая какие-то твои домашние дела, я не могу сладить с собой, пойми!

Милый, я знаю, что эти эгоистические бабьи мучения и мысли уйдут, что любовь моя шагала и будет шагать через их Я донесу для тебя мою любовь, и ежели она когда-нибудь пригодится для тебя, ты возьмёшь её незапятанной, большой и глубочайшей Поэтому что он был лишь великим драматургом.

И ежели молвят, что он создатель 2-ух пьес, то это неправда. Он написал, поставил и сыграл себя в пьесе «Мастер и Ангелина»; читая его письма к «длинноногой», Худыре, Пинчику, охото другой раз воскликнуть:. Ровесник Эрдмана, отпрыск директора наикрупнейшго в Рф завода и внук адмирала Лазарева, выпускник престижного Тенишевского училища, однокашник Набокова, знаток латыни и европейских языков, питерский щёголь и конкретный театрал, был арестован в году, и началось: Лубянка, Бутырка, Соловки, Архангельск К собственному девяностолетию Олег Волков выпустил книжку «Погружение во тьму»; тьма, по Волкову, это то, во что погрузилась страна опосля Октябрьского переворота.

В сопоставлении с тем, что написано о репрессиях, книжка О. Волкова отмечена не какими-то художественными плюсами ну что может сравниться с описанием морозного утра в «Иване Денисовиче»? К принципам и носителям пролетарской «морали», к лживости, лицемерию тех, кто невольно, а почаще ради приемуществ и жизненных благ становился соучастником великой экзекуции над великим народом. Для Волкова же ясно одно: Наша родина погибла, погрузившись во тьму бездуховности, разрушения нравственных устоев общества.

Не случаем фактически все репрессированные русские писатели были реабилитированы, почти все посмертно: не выявлено ни действий по свержению и подрыву власти статья 58—1 , ни измены Родине а , ни шпионажа 58— Когда началась война, Николай Эрдман рвался на фронт, но получил отказ как германец и как имеющий судимость, но в августе 40 первого. Помню, как опосля «Летучей мыши» в Красноярской музкомедии от хохота долго болел животик. Да, всё это было, за редким исключением, «переделкой», но Эрдман полностью отдавался данной для нас работе, которая для великого драматурга была всё-таки «халтурой» вспомним Степанову.

Даже опосля двадцатого съезда «Самоубийцу» не «реабилитировали», с третьей пьесой под заглавием «Гипнотизёр» не вышло. Много сил отымали бытовые задачи. Их квартира с Диной опосля её погибели в году репрессированному Эрдману не досталась, только в году он с новейшей супругой Натальей Чидсон въехал в отдельную квартиру в доме ГА БТ на улице Горьковатого.

Себя же, как конкретного и не чрезвычайно удачливого игрока, Н. Чувство юмора не оставляло Эрдмана даже в самые трудные дни. Свидетели вспоминают, как во время отступления в ноябре 40 первого его шуточки поднимали настроение бойцам, а в победе нал Гитлером он был уверен: «Завязнет в Рф, как Бонапарт». И над собственной личной катастрофой он улыбнулся грустной ухмылкой гения, подписав письмо возлюбленной мамочке: «Твой Мамин-Сибиряк». Семь граммов счастья поэтессы Лидии Иргит Есть в нашей стране такие удалённые уголки, о которых мы не много что знаем.

А поэтому нереально не быть благодарным профессиональной тувинской поэтессе Лидии Иргит, которая своими стихами открывает нам, читателям Рф, неповторимую красоту собственной малой тувинской родины, без которой краса большой многонациональной русской Родины была бы неполной.

Нельзя огласить, что стихи Лидии Иргит мельтешат в русских изданиях. Но каждое стихотворение данной для нас поэтессы западает в душу. Так было со мной, когда я в первый раз познакомился во 2-ой половине 90-х годов со стихами Лидии. Поэтесса тогда закончила Высшие литературные курсы Столичного Литературного института имени Горьковатого, где ей посчастливилось обучаться в семинаре великого российского поэта Юрия Кузнецова.

Посчастливилось выпустить в столичном издательстве «Московский двор» книжку собственных восхитительных стихов «Рыдающий родник», составленную из переводов пары поэтов. Москва придала поэзии профессиональной тувинки всероссийское звучание, хотя даже по стихам ощущается, как нелегко пришлось поэтессе в далёкой русской столице, вдалеке от родной Тывы: Когда в Москву я уезжала И вся светилась, как во сне, Моя собака не визжала От счастья, выпавшего мне.

С протяжной жалостью собачьей Она глядела на меня. А я хмелела от фортуны, Судьбы поводьями звеня. Свистела за окном синица, Сияла мне рябины гроздь. Застряла российская столица В собачьем горле, как будто кость. Москва мне голову вскружила: Какие планы и мечты!

И я тебя забыла, Джина, Посреди столичной суеты. Тут пахнет жухлою листвою, Но не поют тут петушки. Я от тоски собачьей вою, Когда пишу свои стихи. Прости беспутную бродягу, Как можешь ты прощать, любя, Когда московскую дворнягу Я в лоб целую за тебя. Перевод Евгения Семичева. Нелёгкое столичное студенческое житьё-бытьё стоило того, чтоб слушать лекции Юрия Кузнецова, пообщаться с писателями Рф.

И, в конце концов, чтоб познакомиться с восхитительными переводчиками, благодаря которым творчество Лидии Иргит вышло на русские просторы. Я навсегда останусь юный. Как голубы небесные стропила! Искрящейся живой собственной водой Монгун-Тайга мне сердечко окропила. Она течёт через небо, как река. В её бурлящем ледяном потоке Плывут деревья, птицы, облака Я из неё вычерпываю строчки Поэзия Лидии Иргит магическим образом сближает различных поэтов с различными творческими почерками.

Ведь ни у кого из переводчиков Иргит, судя по всему, не возникает ревностно-собственнического дела к творчеству профессиональной тувинки. Поклон Гордееву Володе! Живописец российский из Москвы, Ты о моём произнес народе, Как о загадочной породе Моей космической Тувы. И стынут пиалы с чаем. Отец, твоя дочь не рыдает, Отец, я через годы вижу, Как к дому родному скачет Во мгле конь твой рыжий.

Чтоб выжить и прокормить семью в грозных высокогорных критериях, тувинцам приходится много трудиться. Все эти свойства поэзии ности. Мы лицезреем отношение творческое: Иргит родом из её юношества. Лидия выросла в многоС иглою-подругой и другом-напёрстком детной семье, центром которой была её мама Чечек За день ни на миг не расстанешься ты. Снег материнской седины И по весне блистает. Ах, мать, всё своё добро Ты людям раздарила, И материнства серебро Тебя посеребрило.

Когда блуждаю по земле, Свет твоего окошка Мне в ноги стелется во мгле, Как лунная дорожка. Ты с каждым годом всё родней. Ты в полотне судьбы моей Серебряная строка. Из слёз серебряных твоих Твоя медаль отлита. Закономерно следом процитировать и замечательное стихотворение Лидии, посвящённое её рано умершему отцу: Отец мой ушёл так рано, Но нас он не запамятывает. И образ его, как рана, На сердечко моём пылает.

Он задумывался о нашем хлебе И погиб совершенно не старенькый. Сейчас, как орёл, на небе Пасёт туч отары. А мать моя в печали Вздыхает о нём ночами. Как пусто в родном аале,. Для тебя не до этого средь суеты. И душу твою отродясь не пятнает, И уст никогда не касается ересь. Волшебница Лина, нрав твой кроток, Отвратительного не скажешь вовек ни о ком Перевод Дианы Кан.

Выросшая в высокогорной Монгун-Тайге, Лидия Иргит пишет о собственной малой родине так, что понимаешь: это её кровное, схожее, дающее силы жить, обожать, творить, биться. Что пока высокогорная Монгун-Тайга живёт в душе поэтессы, она остается «женщиной-скалой» так Лидия именует себя в одном из стихотворений , неподвластной житейским невзгодам.

Эту подпитку родной земли отлично ощутил переводчик Лидии Иргит, москвич Владимир Гордеев: Ночь уходит, смежив свои звёздные веки, И заря красный пурпур вокруг разольёт, Серебром засверкают проворные реки, Солнца злато-лучи разобьются о лёд! И на склонах проснутся тенистые рощи, И в зелёных ветвях зазвучат голоса! И во всей красе и во всей собственной мощи Пики горных вершин подопрут небеса.

Небо жгло их огнём и глушило громами, Иссушали их зной и ожесточенный мороз. Лишь горы снова одевались лесами, Не приняв эти буйства природы всерьёз Видно, волю к борьбе я у гор одолжила И окрепла душою в вольном краю. Там в мечтаньях собственных я орлицей кружила И о той красе в собственных песнях пою.

Ох и широка же душа Лидии Иргит!.. Так широка, что чувство родства поэтесса распространяет не лишь на свою семью, но и на всю природу, на лоне которой взросла. И отношение к данной для нас природе у поэтессы дочернее, схожее.

Мой несравненный Улуг-Хем, Мне нелегко с тобой расстаться!. Сбегаю от собственных заморочек, Чтоб тобой налюбоваться. Полжизни я могу шагать, Чтоб узреть тебя воочью.. А ты куражишься снова, Кичишься удалью и мощью. Таранишь буйно берега, Деревья с корнем вырываешь. Позже, ударившись в бега, Снова на берег их швыряешь. Тебя не стану осуждать. Ты очень гордый и не знаешь, Как убедительней огласить, Сколь сильно ты по мне скучаешь!

Это не позволило Лидии сдать в детские дома пары осиротевших малышей, собственных племянников. Не позволило, невзирая на то что Лидия Иргит не так давно сама стала вдовой, на попечении которой две дочки! Тот, кому «посчастливилось» вкусить сиротски-приютской бесприютной толики, встанет перед данной нам тувинской «женщиной-скалой» на колени.

Какая же она гора, с таким-то сострадательным сердцем?! Высока сейчас смертность в России: теряя 1-го за иным родственников, Лидия Иргит становится многодетной матерью. Казалось бы, какие уж здесь стихи, когда столько хлопот! Но эта неповторимая профессиональная тувинка и из морок собственных бытовых, далёких, казалось бы, от лирики, способна сделать высокохудожественные поэтические творения: О вкусах не спорят?

О вкусах не спорят! Я, помнится, как-то картошку пекла. Стихи, непременно, достойны оваций Да всё ж от стихов невеликий навар. Уныло вдохнули мои домочадцы Лирическо-кухонный этот угар. Стихами, что с жару, Стихами, что с пылу, Стихами, что дышат, как хлеб, жарко, Я щедро домашних собственных угостила И что же они? Попросили ещё! Но под этими с Или: виду непростыми нравами, под данной невольЯ вся в делах Неговорлива, несловоохотлива, Ты эхом откликаешься на зов.

К моим губам подносишь ты заботливо Струю собственных священных родников. Ну а душа, как птица за окошком, Поёт, пока на стол я подаю. Я и на кухне остаюсь поэтом. Жар от плиты мне обжигает щёки А в данной для нас время Божий дар живой Печёт в душе лирические строчки, Покуда руки заняты стряпнёй Читая эти строчки, невольно вспоминаешь ахматовское: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда.

Эта доверительность пронизана чувством того братства народов, которое помнит хоть какой, живший во времена С С СР. Но когда я в тоске иль убитая горем, Глас далекий мне слышится: «Дочка, держись! Алтайка, бабушка моя, Нам пела старых лет сказанье.

Мы, внуки, затаив дыханье, Внимали ей, душой горя!. Забылось почти все с тех пор. Иногда не вспомнишь, как всё было. Но память крепко сохранила Названья рек, названья гор. Перевод Владимира Гордеева. Чувство родства и жизненной сопричастности в стихах Лидии Иргит распространяется на почти все народы: Восхищаться вечно не устану Гордою хакасскою землёй.

Ледяные снежные Саяны Сдружились навсегда со мной. Предложили мне выпить айрана.. Окликало эхо: «Тун Пайрам!. Тун Пайрам! Я славить не устану, Воплощая в благодарный стих, Голубые гордые Саяны Либо чашу, полную айрана,— Ту, что мы выпили на двоих. Редкие мгновения счастья, выпавшие на долю поэтессы Лидии Иргит, она смогла воплотить в золото стихов.

Вопросца о том, счастлива ли Лидия Иргит, у меня лично не возникает. Перстень на руке искрится, А глаза грустны совершенно Продавщица, продавщица, Взвесь мне счастья граммов семь! То-то очередь большая! Видно, счастье необходимо всем. Продавщица финансово накладная, Как у вас здесь насчёт цен? Спрос на все «товары» эти, Как и выбор их, богат! Продавщица принародно Объяснит с печалью мне: «Нынче спрос на что угодно, Лишь счастье не в стоимости Разве это не счастье, что в далёкой тувинской глубинке живёт, не сдаваясь лихим напастям, живёт, не поддаваясь житейским невзгодам, и дарит читателям Рф свои неподражаемые стихи «женщина-скала» Лидия Иргит?

Дымится варёное мясо в корыте Гостей накормила бульоном досыта. Съев мясо и сало, сказали: «Вот кости! А я упрекать, придираться не стала. Как как будто их нет. Тихо стояла, Ухмылку держа, и лица не теряя Вот лишь одежда моя вся дырява.

Время даёт, Но вновь заберёт. Всё в своё время. Всё в собственной мере. В срок собственный родится, В срок собственный умрёт. Мозг украшает наука. Молодца стать украшает, Деву украсит коса. Жеребец прекрасен, коль грива густа. Сильно шуровала в печи избушки, Хоомеем1 запели пылающие стружки. Могу качать я внуков в колыбели, И пением развлечь, и гулкой трелью. Осознанность, что осень, а не лето.

О старости так много молвят Во мне мечты-желания бурлят! Покоя нет в весеннюю пору от ветерка: Дурачится, как маленькое дитя. Играючи, стремительно летя, Дотронется до завитка цветка. И, радуясь, увидев тот цветок, Щекой прильнув, целует лепесток. Бежит к реке, с волной покажет прыть, Чтобы гладь разбить, слегка надует зябь. И опять от земли пылит виток Всё может озорной тот ветерок! Моих страданий чёрный день мою любовь Забрал в ту пору дня, когда молилась вновь.

Заполненный мученьями я путь прошла, Перечеркнув мой лоб, мне жизнь урок отдала. Ночная тьма уходит, завершая круг, Накрыв вершины гор туманом сероватым здесь. Но красноватой лентою лучу ещё сиять, Изменчивому небу опять цвет поменять. Когда путь к славе помогала проторить, Всё, что желала, от меня ты забрала. За гортань взяв, худою ложью заплела. Людей интригами запутав, насладясь, Вдавила вовнутрь, втоптала имя моё в грязюка. Сейчас мне тень земли ковром, чтобы отдохнуть.

Обиду проглочу, сдавившую мне грудь. Добившись славы, имя ты смогла добыть. И всё же подавилась Не запамятовать. Обычная грязюка в воде отмоется ещё, Но совесть чёрную может быть ли отмыть?.. Я не заплачу у порога, отвергну сети ворожбы. Передо мной лежит дорога прямей, чем линия судьбы. В чужом краю под сердечком спрячу свою любовь в метельной мгле Пусть знают: никогда не рыдают тувинки на чужой земле. Моя любовь горит, как пламень. Я не посмела Кому ещё мне рассказать?

Чтобы изношенной не быть уж очень, Штопая, я подбираю нить. Рядышком присесть, напиться лишку Человека нет, с кем водку пить. По душе хотелось испить страстно Обойдусь, раз мне не испить с ним. Вдруг ветер, шапку с его головы Надев на себя, удирает. За шапкой погнался, но не догнал. Башка леденеет без шапки. Когда бы ремнём он её привязал Совершенно стал забывчив, растяпа. Возвратился домой, а сказочный ветер Промчался, аул огибая. О глуповатой моей башке он узнал»,— Батый, извиняясь, добавил.

И камень вниз летит с обрыва, Ломая ветки безпрерывно. Бегут бродяги-облака, Всё красноватой пылью укрыто грозно. Большой Медведицы тут ковш, Большой Луны и звёзд не видно. Ход времени вдаль стремится. О жизни вновь уходящей Напомнит мне вкус горчащий. А время моё всё резвится. Перед закатом, что ли, хвалиться?

С чёрной речки в караганах Ветер дует повсевременно. Лишь милой Кежепей, Как постоянно, всех веселей. Хоть привязанный ремнями, Жеребец не прядает ушами. Дует ветер, дождик прольёт, Милый мой ко мне придёт. В караганах с чёрной речки Ветер дует, может, встречный Кежепей всех веселей: Может, нравится кто ей? Замка не знавшая от века, Юрта поможет всем в беде. Гостеприимнее ночлега Не сыщешь наиболее нигде!

Покуда ветры свирепеют У здешних ветров характер такой! О мать, пусть минует старость И вечно юной будешь ты Пусть дым, как белый парус, На волю рвётся из юрты. В житейском море пусть, как до этого, Который век, который год Навстречу вере и надежде Аратская юрта плывёт.

Восхищаться вечно не устану Гордою хакасскою землёй. Окликало эхо: «Тун пайрам!.. В час, когда разлука-лихоманка Мне диктует покаянный стих, Вспомню я, что царственной осанкой Ты, возлюбленный, так похож на их. Я славить не устану, Воплощая в благодарный стих, Голубые горные Саяны Либо чашу, полную айрана,— Ту, что мы выпили на двоих. Твоим высочайшим горам я сестра. Тут с юношества мной протоптаны тропинки, Исхожены ущелья и ложбинки.

Тут каждый уходящий ввысь утёс Корнями из души моей возрос. А калоритные цветочки на солнцепёке Диктуют мне возвышенные строчки. Тут эхо множит вдохновенный стих Про предков достопамятных моих. Стремит орёл полёт собственный юный, Взлетает стих над горною грядой И, отразившись в солнечном луче, Поёт, как птица, на моём плече. Пускай снова накрыла небо мгла, Мне сторонней помощи не нужно.

Ведь отовсюду, где б я ни была, Я отыщу небесные Плеяды. До боли натрудив глаза свои, Увижу: светят из вселенской стужи, Как отсвет галактической любви, 6 млечных драгоценных звёзд-жемчужин. Уралу, Волге, Елене и Неве Они горят, горят, не угасают Созвездием Угер в моей Туве Ту связку звёзд жемчужных величают. Падает из ветки капель, падает, как будто слезинки.

Это влюбился апрель в коричневые глаза тувинки. Жгучие слёзы зимы не снимут моей жажды. Тополь, где встретились мы, машет нам веточкой каждой. Жгучие слёзы мои в сердечко огонь потушили. Переводы с тувинского Лилии Агадулиной «Лунной ночью», «Дует ветер Праздничек первого айрана хакасский народный праздничек. Страсти у крещенской иордани Известно: соловья баснями не подкармливают.

Поелику соловей сам для себя басня. Окружённая, точно башня, многоколенными побасёнками. Это уже итог вашего культурного багажа. Вроде как похвалил. Но и сразу щёлкнул по носу. В общем, мой сегодняшний визави изящно осадил, утёр нос Сократом. Даром, что ли, отсидел судейский срок в телепроекте Юрия Вяземского «Умники и умницы»?

Вообщем, российское наречие «изящно», как и французское существительное «визави», подступают Валерию Дмитриевичу, как будто его галстук-бабочка. Но далее: «Очень сомневаемся, что российские и в прошедшем когда-нибудь были таковыми, как их представляют некие народолюбцы». Вы сами-то не напоминаете для себя тореадора, кинувшегося с красноватой тряпкой на разъярённых быков? По другому писать полемические статьи не имеет смысла. И она показывается всей нашей историей.

И не лишь освоили. Само собой, не считая российских, осваивали эвенки, чукчи и эскимосы. Мы сделали массивное правительство с высочайшей культурой и развитой промышленностью. Это неповторимый в людской истории подвиг.

И о этом нужно говорить откровенно. Что касается буржуазности, я не вижу ничего дурного в желании людей жить отлично. Либо хотя бы приемлимо. Что такое буржуазность? У нас просто мистифицировано это понятие. Неуж-то наши соотечественники не желают размеренной и размеренной жизни?

Как в своё время вашей сестрой Татьяной Соловей статью. На- эта возможность была открыта для тех, кто шёл в зывалась она с провокационной задоринкой: «Чего Сибирь и на Далекий Восток. И до сих пор Сибирь не желают русские? И я думаю, что толика людей, тирую: « Но это не означает, что у остальных народов не было А я вот попробовал сделать некоторую, пока первичтаких групп. А те же испанцы, пришедшие в Латин- ную, проекцию. В любом случае желал выделить, скую Америку? А британцы, которые делали что кровь и почва либо гены и культура не столько великую Британскую империю?

Разве не так? Мы знаем, что одарённость музыкальная, нашей жизни. Наша родина в сельскохозяйственном от- художественная наследуется. Но ежели этот человек ношении была и остаётся государством с рискованным никогда в жизни не лицезрел ни 1-го музыкального земледелием. У нас из каждых трёх лет один год инструмента и не садился за него играться, эта его был неурожайным.

Соответственно, приходилось одарённость никак не проявится и умрёт. Означает, потуже затягивать пояса. И здесь так: нас до семиде- это не противостоящие друг другу понятия, а сятых годов прошедшего века не было способности взаимодополняющие. Мы же жили в достаточно замкнутом в культурном отношении мире. Этот слой в Русской дыхает на детях гениев. А вот девяносто семь процентов обычных мерности. Приведу один доторых горизонт был ближним. Они не знали, что вольно смешной пример.

У человека есть центр происходит. Как как будто пребывали за пределами абстрактного мышления. Он локализован в обмира! Как лишь у нас стал расширяться горизонт ласти головного мозга. Так вот, статистически и возникла возможность часто выезжать за подтверждено, что у дам он развит ужаснее, ежели границу, начало изменяться и наше представление у парней.

На мужском уровне он развит лишь о том, как нам нужно жить. Это типично для всех, поэтому что положим, ежели мужчина перестаёт упражняться в все глядят телек. И телек создаёт определённый погибает. И наоборот: ежели дама занимается эталон. Этот эталон можно ругать и крити- интеллектуальной деятельностью, эта способность ковать как угодно, но это действительность. 10 лет назад он покинул сей мир. А в иной работе, «Русская история: Не ведаю сам, кто таков Кровь либо био русскость составляет стержень, к которому В начале 90-х он опубликовал статью, тактяготеют наружные проявления русскости».

Как тот «тестирости, передачи ряда наследственных параметров. Вы требуйте расшифровки. Но лошадок в ночном? Другое дело, что Чем для вас не свойство крови? Вообщем, на тему загадочных. Лишь иссле- ности: он отталкивается от русских! А кем он дования те, наверняка, «благоразумно подзабыты»?

Скажем, тории двадцатого века, то появляются серьёзные в русское время малыши от смешанных браков политические и культурные опаски Это было престижно. Фашизм, расизм и тому схожее Вот для вас, пожалуйста, Родство по крови порождает кровь! Чтоб так утверждать, нужно Вы ответили утвердительно. И тогда один из располагать подходящим научным ма- их напоследок воскликнул: «Если бы в Испании происходило то, что происходит в Рф, у нас териалом?..

И дело здесь не лишь туитивные догадки. Что касается браков в уроках Великой Отечественной?.. Кое-где в третьем-четвёртом поколени- чественной, хотя это чрезвычайно массивная память, по ях происходит очищение, возвращение к некоторой последней мере, для старшего и среднего поколения обитателей Рф.

Дело ещё в том, что наше препервоначальной генной композиции. Но в конечном счёте всё равно доминирует один словутое терпение носит довольно-таки рациотип. Условно говоря, ежели ребёнок от смешанного нальный нрав. Исходя из опыта крайних брака российской дамы и чеченца на генетиче- 20 лет, мы чрезвычайно отлично осознаем, что ском уровне будет чеченцо-русским, то кем он может быть ужаснее. Ежели он вырастет в чеченском ауле забрали у матери , тивно воспринят Владимир Путин и в его подон будет, естественно, чеченцем.

Ежели он вырастет держке наличествовал широкий консенсус. Все в российском городке без папы , то, скорей всего, ассоциировали его приход с девяностыми годами он будет чувствовать себя русским. Но через одно прошлого века. И соображали, что было ужаснее. Да, этих композиций. Потомок этого рода будет или это улучшение неравномерно: у кого-либо, говоря метафорически, бутерброд намазан чёрной икрой, русским, или чеченцем. Кстати, не так издавна он отме- конструктивных требований и массовых выступтился «программной» статьёй «Одиночество лений.

Но на данный момент ситуация стала изменяться. И считаю: чрезвычайно отлично, что я стажировался за границей и посещал такие семинары. Это расширило мой горизонт. Я знаю, как устроены. Но согласитесь: это же камуфляж! Для чего 2-ая состоит в том, что ежели бы в то время же в него облачаться? И совершенно не в пользу тех, кто стоял на трибуне Поэтому что этот термин контрпродуктивен.

Я го- Болотной площади. Поэтому что могу для вас скаворю это совсем откровенно и на публике. До зать со всей определённостью: на выборах они этого я пробовал реабилитировать интеллектуаль- одолеть не могут. Черчилль как-то произнёс ный термин «национализм», но интеллектуальная восхитительную фразу: «Америка постоянно воспринимает реабилитация неравносильна реабилитации в правильные решения опосля того, как испробовала массовом сознании.

В массовом сознании этот все неправильные». У нас Мои южноамериканские знакомые, политические нет времени для растолковываний. Политика аналитики, как-то сказали: «Мы осознаем, что делается тут и на данный момент. Посреди признаков на- к данной для нас мысли, им потребовалось 20 лет. Мне известна ваша реакция: вы ет шаг навстречу потрясениям». Из ваших слов чрезвычайно опешились. Означает, президента кто-то складывается воспоминание, что в русском дезинформировал?

Какова на самом деле ситуация правительстве лишь тем и занимаются, что с рождаемостью и как она связана с миграционрубят сук, на котором посиживают. История показала удивительную, как Она не улучшается. Было незначимая, микробудто фатальную закономерность: те режимы, ко- скопическая подвижка с введением материнского торые обрушались вследствие потрясений в собственных капитала, но принципиально ничего не изменистранах, за какое-то время до этих потрясений лось.

Рост рождаемости в Рф идёт за счёт вели самоубийственную политику. Каждый их мигрантов. Их дамы же рождают в наших шаг усугублял ситуацию для их же. В известном роддомах. Причём это не граждане Рф. Насмысле это фрейдистский инстинкт. И, вы не думайте, это типично не лишь для Потому, когда молвят о росте рождаемости, Рф. Это типично для всех государств, где про- там кроется лукавство. Просто президенту подисходили серьёзные перемены.

Почему вы удив- сунули числа. Это же узнаваемый метод «пораляетесь тому, что власть делает эти шаги? Там не довать» главу страны. Есть таковая именитая так много умных людей. Но даже ежели эти умные фраза о том, что бывают три вида лжи: ересь обычлюди есть и они мыслят категориями общенацио- ная, ересь клятвопреступная и ересь средством нального блага, их руки соединены. Они находятся в статистики. В данном случае мы сталкиваемся с рамках системы. Она третьим вариантом. Я не знаю, обманули ли Пупожирает саму себя.

Просто уничтожает. Болотной площади. И вывели туда собственных приверженцев. Понятно, что один из идеологов экономики и политических наук, роль в семинарусского государственного движения Александр Сева- рах Госдепа США. Делая упор на эти факты, один из стьянов призвал бойкотировать Болотную пло- ваших оппонентов, доктор Владимир Бояринцев, щадь. Это чрезвычайно принципиальное пре- То бишь вы очевидно не Соловей-разбойник.

И какую роль она обязана сыграть в новой отечественной истории? Не драма, а именпиарщик: бабочка хороша тем, что завлекает но катастрофа. Он начал процессы помните это: внимание. А это чрезвычайно принципиально для того, не мог представить. Поверьте мне: я беседовал и чтоб их привлечь. Хотя бы в 1-ые секунды. Они Далее уже зависит от человека, его возможности были полностью искренни.

Да и что им в отставке это внимание поддерживать. Носить её я стал уже было скрывать? Брал костюмчик, увидел Все они говорили приблизительно одно и то же: мы бабочку, примерил по совету супруги. Оказалось, начали, но не могли до конца осознать, куда направэто существенно лучше, чем обыденный галстук. Это естественно. Есть, естественно, в этом, приветствовали Горбачёва! Чего же греха таить: это откровенно говоря, некий элемент пижонства, же была массовая поддержка.

На данный момент мы о этом но согласитесь: это пижонство чрезвычайно умеренное. Это ещё на Миши Сергеевича. Ну не надо! Необходимо быть чрезвычайно полезно понимаете в каком смысле? Когда челочестными перед собой. Тычинки и пестики в одном цветке созревают в различное время. Вот пестик уже готов к опылению — его рыльце стало мокроватым, липким. А тычинки ещё не созрели — они ещё зелёные, их пыльники плотно закрыты.

Зато неподалёку, в другом цветке, пыльники открылись и полны золотистой пыльцой. Но рыльце пестика в этом цветке уже засохло. Пестик успел опылиться пыльцой с примыкающего цветка, который распустился ранее. Так, благодаря тому, что цветки у большинства растений распускаются не все сходу, а равномерно, они «обмениваются» пыльцой. А у неких растений тычинки и пестики находятся даже в различных цветках: в одних цветках — лишь тычинки, в остальных — лишь пестики. Мы уже знаем, что у орешника цветки 2-ух родов: серёжки — это тычинки с пыльцой, защищённые крохотными чешуйками, а почечки с красноватыми усиками — это пестики.

У огурцов, кабачков, тыквы — тоже различные цветки. Одни цветки — с завязью, из их опосля опыления получаются огурцы, кабачки, тыквы. А остальные, как их именуют «пустоцветы», никогда не дают плодов, но зато в их появляется пыльца, без которой из цветов с завязью не вышло бы плодов. Есть растения, у которых тычинки и пестики живут не лишь в различных цветках, но совершенно в различных «домах».

Одни растения дают цветочки лишь с тычинками, остальные — лишь с пестиками. Такие растения именуются двудомными. Конопля, хмель, крапива, а из деревьев — тополь, ива, финиковая пальма — двудомные растения. Означает, пыльца для перекрёстного опыления обязана совершить путешествие с 1-го цветка на иной, и путешествие другой раз не близкое — в несколько км.

Само растение не может переносить свою пыльцу, оно всю жизнь посиживает на одном месте, — означает, нужна чья-то помощь. Растения употребляют для перенесения пыльцы ветер и насекомых. Много умопомрачительных приспособлений есть у растений, чтоб с помощью ветра либо насекомых точнее и надёжнее переносить свою пыльцу.

Эти приспособления вырабатывались равномерно, от поколения к поколению, за почти все тыщи лет жизни растений на Земле. Как достигнуть, чтоб ветер переносил пыльцу туда, куда необходимо растениям? Ведь это таковой непостоянный и своенравный почтальон! Случается, что за день он несколько раз переменит своё направление, а то, глядишь, и совершенно утихнет: деревья, травка и самые мелкие былинки стоят не шелохнутся. И всё же растения так приспособились, что ветер волей-неволей доставляет пыльцу к пестикам их цветов.

Традиционно растения, опыляемые ветром, поселяются совместно, большими, многомилионными семьями. Сосны и берёзы образуют леса, орешник — заросли, рожь, кукуруза и остальные злаки занимают целые поля. Куда бы ни подул ветер, подхваченная им лёгкая пыльца всё равно натолкнётся на такие же цветочки, как и тот, с которого она поднялась в воздух.

К тому же растения, которые опыляются с помощью ветра, образуют чрезвычайно много пыльцы. Одно растение кукурузы даёт до 50 миллионов крупинок пыльцы. Означает, лишь оно одно могло бы опылить 50 миллионов кукурузных пестиков. А сколько таковых растений на поле? Когда зацветают сосна и ель, бывают даже «сухие туманы»: неисчислимое количество сосновой и еловой пыльцы повисает в воздухе, образуя золотистую пелену. И ещё одно упрощает работу ветра. Растения, которые опыляются с его помощью, зацветают традиционно ранешней в весеннюю пору, в ту пору, когда листья ещё не развернулись, не задерживают на для себя пыльцу и не мешают опылению.

Да и сами цветки приспособились к почтальону-ветру. Они не ожидают, когда доставят пыльцу прямо «на дом», а ловят её, пока она носится по ветру. Поглядите, как далековато высовываются рыльца пестиков из растений ржи, какие они длинноватые и пушистые! Они похожи на пёрышки, покрытые пухом. Крупинки пыльцы попадают меж их волосками и запутываются в их, точно мухи в сети. А как любопытно колоски ржи вытряхивают свою пыльцу на ветер, чтоб она отправилась к остальным колосьям!

Ранешным днем летнего солнечного дня, когда ветерок чуток колышет волны ржаного поля, тычиночные нити в колосках ржи растут чрезвычайно быстро. Понаблюдав пять-десять минут, можно узреть, как пыльники начнут выставляться из-за чешуек колоса. Позже они лопаются на верхушке, кучки пыльцы, как будто из пульверизатора, разбрасываются в воздух и подхватываются ветром.

Опосля этого нити стают вялыми и пыльники повисают на их, тихонько раскачиваясь на ветру. Ветер как бы выколачивает из их остатки пыльцы. Так же «выколачивается» ветром пыльца из лёгких, свисающих вниз серёжек орешника, берёзы. У растений, которые опыляются с помощью ветра, никогда не бывает ярчайших и душистых цветов с большими лепестками.

Ведь лепестки лишь помешали бы ветру доставлять пыльцу по адресу, а их колоритная окраска и приятный запах завлекли бы насекомых, которые совершенно не необходимы сиим цветкам. Бабочка, пчела либо толстый шмель лишь оборвали бы своими лапками тоненькие тычиночные нити, на которых повисли пыльники.

Вот почему у растений, опыляемых ветром, либо совершенно нет лепестков, либо заместо их — мелкие, невзрачные чешуйки, нужные лишь для того, чтоб защищать пестик от всяких невзгод. Колосья ржи даже выставляют острые ости, чтоб кому-нибудь из непрошенных крылатых гостей не вздумалось сесть на цветок. Но растениям, которые пользуются услугами ветра, приходится растрачивать на пыльцу очень много питательных веществ — ведь они их прямо-таки «пускают на ветер».

Потому большая часть растений равномерно приспособилось к тому, чтоб их пыльца доставлялась точно по адресу и в срок. У таковых растений пыльца переносится крылатыми насекомыми. Дружба цветов с пчёлами, шмелями и бабочками длится много тыщ лет. За этот длинный срок цветочки приноровились к своим крылатым друзьям. Равномерно, от поколения к поколению, во почти всех цветах стал появляться нектар — цветочный мёд. Мёд запрятан в глубине цветка.

Пчела, пробираясь к нему меж тычинками и пестиками, непременно вымажется в пыльце. А перелетев на иной цветок, она невольно оставит часть данной для нас пыльцы на пестике, когда будет пробираться за новейшей порцией мёда. В остальных цветах приманкой для пчёл стала служить сама пыльца. Поглядите на цветочки мака, шиповника. Сколько в их тычинок — и не сосчитаешь! Но, копошась посреди тычинок, они вымазываются в пыльце и позже переносят её на остальные цветочки. Равномерно у цветов становился всё ярче и пышнее наряд, возникал и усиливался запах.

Окраска цветов издали завлекает насекомых, а запах помогает им на близком расстоянии отыскать те цветочки, которые они предпочитают. Учёные-натуралисты увидели, что цветочки, которым в особенности полезно посещение пчёл, почаще всего имеют голубую, жёлтую либо белоснежную окраску.

Это возлюбленные цвета пчёл. А пчёлы первыми просыпаются опосля зимы и вылетают из ульев за сладостной добычей. Ранешние цветочки приспособились к этому и оделись в цвета, которые больше всего приметны пчёлам. Красноватый цвет больше всего завлекает бабочек. А они возникают из собственных куколок еще позже, чем пчёлы отправляются в свои 1-ые полёты. Для васильков, к примеру, чрезвычайно принципиально, чтоб пчёлы прилетали к ним с васильков, а не с гвоздики либо маков.

Лишь в этом случае произойдёт опыление и будут семечки. И пчёлам это полезно. Прилетая основным образом к василькам, они не так нередко будут натыкаться на цветочки, опустошённые иными насекомыми. И собирать нектар им удобнее с схожих цветов, приноровившись к их форме, размеру. Цветочки ярко окрашенные либо с мощным запахом постоянно завлекали больше насекомых.

Означает, их пестики лучше опылялись пыльцой остальных цветов и давали фаворитные семечки и наилучшее потомство. Из года в год, из поколения в поколение выживают и дают потомство лишь те растения, которые больше всего приспособились к насекомым, а неприспособленные погибают, не оставив опосля себя потомства. У почти всех растений так поменялась форма цветов, что лишь определённые, полезные им насекомые могут добраться до мёда.

Вот, к примеру, полевая гвоздика. Её малиновые лепестки, окрашенные в возлюбленный цвет бабочек, и по форме приспособились лишь к их посещению. 5 обширно раскрытых лепестков похожи на плоскую круглую площадку, чрезвычайно комфортную для высадки бабочек.

Лепестки не мешают их огромным крыльям. Мёд в гвоздике укрыт глубоко в узенькой трубке венчика. Достать его оттуда может лишь длиннющий хоботок бабочки. Мухе, к примеру, нечего и пробовать это сделать. Вот львиный зев. Он не напрасно получил своё заглавие. Лепестки у него приняли такую форму, что цветок вправду похож на пасть какого-то необычного зверька.

Три нижних лепестка срослись вкупе и образуют толстую, выпуклую нижнюю губу пасти, а два верхних — верхнюю. Губки львиного зева плотно сомкнуты. Они закрывают доступ к нектару, который скрывается глубоко снутри венчика. Как к нему пробраться? Мухи, жучки, бабочки не прочь бы полакомиться, да разве хватит сил протиснуться внутрь!

Вход в цветок крепко-накрепко замкнут для всех насекомых, не считая 1-го. Толстый лохматый шмель отправился за добычей. Он низковато летит над землёй, выискивая пригодные цветочки, и вовсю трубит своим низким шмелиным басом. Он с разлёту садится на выпуклую нижнюю губу цветка. Под тяжестью грузного шмеля нижние лепестки начинают слегка опускаться, открывая неширокую щель в глубину цветка. А шмелю лишь это и нужно! Он протискивается вовнутрь львиного зева и начинает там копошиться, выискивая нектарники с мёдом.

Но, пробираясь в цветок, он наталкивается на тычинки и пестик, которые расположились у самого входа. Лакомка и не замечает, что, задевая за тычинки, он весь вымазался в жёлтой пыльце, а пробираясь мимо пестика, оставил на его рыльце пыльцу, принесённую с остальных цветов львиного зева.

Когда шмель досыта полакомится мёдом, он потихоньку начинает пятиться назад, и магическая дверь захлопывается за ним опять. Во мокроватых местах по лесам растёт любка — ночная фиалка. Её цветочки, слегка душистые днём, к вечеру начинают издавать мощный запах. Белоснежная окраска цветов, отлично приметная ночкой, и мощный запах фиалки завлекают ночных бабочек. Лишь они могут достать мёд из шпорец — длинноватых выростов на её цветах. У ночной фиалки одна тычинка, но она подвижна, как будто рычаг пишущей машины.

А пыльца чрезвычайно клейкая. Когда бабочка просовывает собственный хоботок вовнутрь цветка за нектаром, она нечаянно задевает тычинку у основания. Та на данный момент же резко наклоняется и, как будто марку к конверту, приклеивает к голове бабочки большой комок пыльцы. И приходится бабочке лететь с сиим неожиданным грузом к другому цветку. Там пыльца попадает на рыльце пестика. Есть даже таковой цветок, который ни за что не отпустит собственных крылатых гостей, пока те не произведут опыление.

Это растение-ловушка именуется «кирказон». Цветочки кирказона похожи на кувшинчики. Тычинки и пестик находятся на дне кувшинчика. Опыляется кирказон с помощью маленьких мушек. Мушки, привлечённые приятным лишь для их запахом кирказона, залезают вовнутрь кувшинчика и попадают в шарообразное расширение на дне цветка. Ползая там в поисках нектара, они невольно опыляют рыльце пестика пыльцой, принесённой на для себя.

А пестик у кирказона созревает ранее, чем тычинки. Полакомившись нектаром, мушки стремятся выбраться из кувшинчика. Но не тут-то было! Трубочка цветка снутри густо покрыта волосками, направленными вниз. Эти волоски свободно пропускают мушек в глубину цветка, но не выпускают обратно.

Они ерошатся, как щётка, и через их нереально выбраться наружу. Но вот пыльники в цветке созрели, лопнули, пыльца высыпалась. Опосля этого волоски в трубке цветка начинают подсыхать. Сейчас выход открыт. Выпачкавшиеся в пыльце мушки выползают из собственного временного заточения. Таковым же путём они попадают в последующую ловушку кирказона и оставляют на пестике этого цветка пыльцу, в которой вымазались ранее. Можно ещё издали выяснить, опылены ли цветки кирказона: опылённые цветки опускают свои кувшинчики, а у неопылённых они подняты ввысь.

Почти все растения открывают и закрывают венчики собственных растений по определённому «расписанию». Это зависит от того, какие насекомые — дневные либо ночные — их опыляют и от места, где живут растения. Венчики цветов открываются и закрываются с таковой точностью, что по ним, как по часам, можно определять время. Чуток забрезжит рассвет и посветлеет на востоке небо, начинается «пробуждение» дневных цветов. Первым открывает лепестки жёлтый козлобородник, схожий на одуванчик.

Это бывает меж 3-мя и пятью часами утра. За ним следом расправляет голубые звёздочки собственных цветов цикорий, открывает широкие лепестки шиповник. Вспыхивают колоритными огоньками цветочки мака, которым необходимо быстрее опылить свои цветы: ведь каждый из их цветёт лишь два-три дня, а позже увядает. К 6 часам утра навстречу ранешным солнечным лучам поднимают свои золотые головки одуванчики, а за ними обширно открывает лепестки красноватая полевая гвоздика.

Солнце уже заливает ослепительным светом и лес, и поле, и речку. Лишь тогда — в семь-восемь часов — открывает белый венчик водяная лилия. А в садах к восьми-девяти часам утра расправляют свои лепестки пёстрые жёлто-коричневые бархатцы и оранжевые ноготки. Лишь утренним лучам солнца открывает голубые и фиолетовые граммофончики садовый вьюнок-ипомея. Цветочки, рано раскрывшие свои венчики, традиционно первыми и «засыпают».

Это происходит ещё задолго до заката солнца. К трём часам дня почти все цветочки уже стоят с закрытыми венчиками, как будто и не пестрели лишь что колоритными лепестками. В 5 часов вечера складывает лепестки белоснежная водяная лилия. До захода солнца длится «рабочий день» шиповника. Вот кончается летний день. Солнце опускается всё ниже и ниже. И здесь начинают оживать остальные цветочки. Ежели днём в поле либо на лугу для вас встретится луговая дрема, вы, наверняка, подумаете, что все ее цветочки завяли — так сложены их лепестки.

Дневные насекомые тоже принимают цветочки дремы за увядшие и пролетают мимо. Да они ей и не необходимы. Но вот наступает ночь, и дрема обширно открывает свои белые лепестки. Как звёздочки, мелькают они в темноте, издавая мощный запах и привлекая ночных бабочек, которые лишь и могут опылить эти цветочки.

Вот на клумбе, залитой лунным светом, возвышаются стволы душистого табака, усеянные белоснежными большими цветами. А ведь совершенно не так давно, всего два-три часа назад, он стоял на клумбе практически неприметным, с невзрачными полузакрытыми цветами, не имеющими аромата. Даже самые трудолюбивые насекомые — пчёлы и шмели — пролетали мимо, не замечая цветов.

Посреди зелени мелькают белоснежные звёздочки никтеринии. И её цветочки как как будто совершенно другие, чем днём. Внешняя сторона их лепестков фиолетово-коричневая. Её и указывает никтериния днём, когда стоит с закрытым венчиком. А белая внутренняя сторона лепестков видна лишь вечерком, когда никтериния открывает венчики для ночных бабочек.

Вы увидели, что практически все ночные цветочки имеют белоснежную окраску и что у их чрезвычайно мощный, приятный запах? Это и понятно. Лишь белоснежные цветочки отлично видны в сумраке ночи, посреди тёмной зелени травки и листьев ночным насекомым, которые их опыляют. А мощный запах направляет их по верному пути.

Означает, «пробуждение» и «сон» цветов в определённое время дня и ночи — тоже одно из приспособлений растения к насекомым, которые их опыляют. Попытайтесь сами понаблюдать, когда раскрываются и закрываются венчики различных полевых и садовых цветов в весеннюю пору, в летнюю пору и в осеннюю пору. А позже, когда вы хорошо проверите свои наблюдения, можно будет сделать «цветочные часы».

Посадите на клумбе одичавшие и садовые цветочки в том порядке, в каком они открываются и закрываются. По сиим «часам» можно будет достаточно точно определять время. Жаркое солнечное утро. По небу медлительно плывут облака. Можно идти куда угодно — и в лес, и в поле, и на реку. Ничто не говорит о том, что будет дождик. Но как-то удивительно ведут себя сейчас некие цветочки. Лепестки ноготков почему-либо не открылись.

Обыкновенно днем, в девять часов, вся клумба уже кажется золотой от множества жёлтых и оранжевых цветов, а сейчас они стоят с сомкнутыми лепестками, как будто совершенно увяли. И темнорозовые цветочки мальвы похожи на увядшие. И лиловые граммофончики ипомеи ранее, чем традиционно, сложили свои лепестки. Вдруг из-за леса начинает медлительно выползать крупная облако.

Вот она уже повисла над полем. Вот уже закрыла полнеба. На данный момент пойдёт дождь…. Означает, недаром вели себя так цветочки. Ещё тучи и в помине не было, а цветочки, как живые барометры, предсказали приближение дождика. Ботаники насчитывают до четырёхсот растений-барометров. Их можно отыскать повсюду: в саду, в огороде, в поле, в лесу, на болоте. Цветочки жёлтой акации и жимолости в ожидании дождика выделяют в особенности много мёда.

Его запах завлекает пчёл, и они целыми сворами кружат над кустиками. По их напряжённому жужжанью и можно найти приближение дождика. И жимолость и акация как будто торопятся опылить свои цветочки до пришествия ненастья. Каждое утро, но лишь в сухую погоду, раскрываются на клумбе золотисто-жёлтые и оранжевые лепестки ноготков.

Ежели днем соцветия ноготков остаются закрытыми, можно практически наверняка огласить — будет дождик. Перед пришествием дождика либо непогоды закрываются цветочки мальвы, складывают свои граммофончики ипомеи. Так эти цветочки предохраняют пыльцу от сырости и порчи.

Цветочный барометр можно отыскать и в огороде. Это малая ветвистая трава, которую нередко можно созидать на непрополотой грядке. Именуется этот сорняк мокрицей. Маленькие овальные листочки и сочные стебельки мокрицы на ощупь постоянно кажутся мокрыми. По маленьким белоснежным цветкам мокрицы можно предсказывать погоду целое лето. Ежели с утра венчики растений не раскроются, означает днём будет дождик.

Когда для вас будет нужно во время похода в поле либо в лес выяснить, какая будет погода, разыщите полевой либо лесной барометр. Клевер перед длительным ненастьем опускает свои тройчатые листочки. Одуванчик складывает, как зонт, собственный лохматый шарик. По 5 бороздкам сжимает свои розовые венчики полевой вьюнок. У кислички нежнозелёные тройчатые листочки, похожие на листья клевера.

Они посиживают на тонких маленьких стебельках. На вкус листочки кислые, как щавель. В мае возникают достаточно большие бело-розовые цветочки. Перед дождём листья кислички опускаются, прижимаясь к стебельку, как будто желают спрятаться от ненастья. У костяники красноватые, приятные на вкус ягоды с большой косточкой, из-за которой её и окрестили костяникой. Мелкие, умеренные кусты костяники не постоянно можно и увидеть посреди травки. За пятнадцать-двадцать часов перед дождём костяника расправляет свои традиционно закруглённые листочки.

На болотах, около прудов либо озёр встречается высочайшее растение белокрыльник. Его соцветие обёрнуто особенным белоснежным листом, схожим на крыло. Растение это непревзойденно предсказывает погоду. Перед дождём белокрыльник отгибает собственный белоснежный лист в сторону, а перед ясной погодой острый конец листа глядит прямо ввысь, как будто защищая цветочки от сухого воздуха и солнца. Ведь белокрыльник — обитатель сырых мест, ему необходимо много воды.

Сейчас, опосля того как мы познакомились с ними, можно ответить на этот вопросец. Мы знаем, что цветок — одна из самых принципиальных и подходящих частей хоть какого растения. Не будь на земле цветов, не было бы ни плодов, ни семян, из которых вырастают новейшие растения. Мы знаем, что все удивительные чудеса цветочного мира: «дружба» цветов с определёнными насекомыми, «сон» цветов, «предсказание погоды» цветами, их необычайные формы и окраска — всё это выработалось равномерно, в течение почти всех веков, с одной целью: обеспечить опыление цветов и отдать не плохое, здоровое потомство.

Благодаря цветам каждый год в землю падают семечки. Они дают юные ростки, и земля одевается в свежайший зелёный наряд. Благодаря цветам вырастают новейшие растения, которые тоже зацветают и тоже дают семечки. И так из года в год, из столетия в столетие. Люди употребляют богатства зелёного мира, употребляют цветочки для себя, для улучшения жизни на земле. Они научились и управлять цветением растений: изменять сроки цветения, наращивать либо уменьшать количество и размеры цветов.

Вы едите яблоко. Снутри сочной мякоти вы обязательно найдёте 5 кожистых камер. В каждой запрятано по одному — по два карих продолговатых семечка. Вы лакомитесь вишнями и досадуете: для чего это в каждой вишне крепкая, как камень, косточка! А снутри косточки, за надёжной бронёй, приютилось семечко — будущее вишнёвое дерево. Для вас охото испытать орехов. Придётся разбить крепкую скорлупу, в которой скрывается одно большое ореховое семя.

А в каждой маковой головке, которая по величине нередко бывает не больше грецкого орешка, сотки маленьких семечек. По всему югу и юго-востоку нашей страны высаживаются на данный момент зелёные пояса лесов. Они посодействуют сделать там климат лучше, избавят юг от засух и неурожаев.

Пионеры собрали для этих полос много центнеров семян различных деревьев и кустарников. Наверняка, есть посреди этих центнеров и ваши горсти семян. Вы разыскивали для будущих лесов тугие, прочные жолуди с их смешными круглыми шапочками на макушке, лёгкие кленовые плодики с длинноватыми «носами»-летучками, круглые мелкие горошинки жёлтой акации, пулей вылетающие из стручков, когда те с треском скручивают свои створки.

А может быть, вы собирали и цветочные семечки для собственного юннатского участка? Тогда вы уж наверное умеете безошибочно различать крохотные, как будто маленькие тёмные точки, семечки петуний и душистого табака от больших, крючковатых «когтей» ноготков, длинненькие, узенькие семечки астр — от толстых расписных садовых бобов.

Есть семена-великаны и семена-карлики, семечки, окружённые сочной, сладостной мякотью и одетые в крепчайшую, как броня, скорлупу, семечки — авиаторы и пловцы, путники и домоседы. Но самое необычное в любом семечке это то, что оно, такое крошечное и неприметное на вид, может перевоплотиться в большущее дерево с могучим стволом, крепкими корнями и раскидистой кроной, в высочайший кустарник либо в пышноватый, прекрасный цветок.

Маленьких крылатых семечек берёзы в одной вашей горсти наберётся много тыщ. И из каждого семечка может вырасти высочайшая кудрявая берёзка. Означает, на вашей ладошки — целая берёзовая роща. А маки! В одной маковой головке, заполненной семенами, заключается огромное поле будущих маков.

Как же из крохотного семечка-крупинки вырастает целое дерево либо броский мак? Откуда они берутся? Ежели разглядеть как следует хоть какое семя, в каждом из их, какое бы огромное либо малюсенькое оно ни было, непременно найдётся зародыш. В маковом семени зародыш таковой крошечный, что без лупы его не разглядеть. Но и он, как и зародыш хоть какого другого семени, состоит из маленьких зачатков корешка, стебелька и листьев.

Конкретно из этого зародыша и вырастает, ежели семя попадёт в пригодные условия, и могучий дуб, и стройная берёзка, и прекрасный мак. Чтоб расти, необходимо питаться. Растение получает питание через корешки и листья. Но у зародыша семени корешок и листочки ещё совершенно слабые, крохотные — они не могут без помощи других добывать еду.

Ещё заблаговременно, когда семя лишь появляется, в нём откладывается запас готовой еды. Две полукруглые долечки горошины, две продолговатые половинки жолудя, фасоли, практически полностью зерно пшеницы, ржи — всё это запасы еды для зародыша. Вот, оказывается, как трудно устроено каждое маковое семечко, любая берёзовая крылатка! Сухое семечко и в самом деле практически безжизненно.

Оно может чрезвычайно долго — несколько лет — пролежать таковым вот твёрдым комочком. И это чрезвычайно принципиально для сохранения жизни растений на Земле. Сухому семени не страшны ни лютые морозы, ни палящие засухи — оно может переждать их и не погибнет.

А как лишь семя попадёт в пригодные условия, в нём пробудится жизнь, оно начнёт прорастать. Ежели для вас приходилось работать в саду либо огороде, вы понимаете, что сеять семечки необходимо в сырую, тёплую и рыхлую землю — тогда ростки покажутся скоро и дружно. Чтоб земля была сырой, опосля посева непременно поливают грядки.

Вода попадает вовнутрь семян, и тогда лишь их зародыши начинают воспользоваться своими запасами. Большие семечки даже намачивают за несколько дней до посева. И они столько насасывают в себя воды, что раздуваются и стают в два раза, в три раза крупнее, чем были. Зато чрезвычайно быстро возникают их ростки.

Большая часть семян сеют в весеннюю пору, когда земля отлично прогреется солнцем. Но время от времени людям необходимо, чтоб растения начали расти, когда на дворе ещё холодно и на грядке семечки ни за что не прорастут.

Для семян таковых растений искусственно устраивают тёплый климат. Семечки сеют в парниках и теплицах, и они прорастают даже тогда, когда кругом завывает вьюга и лежат сугробы снега. Перед посевом необходимо чрезвычайно отлично перекопать почву.

В рыхловатой почве воздуху будет полностью довольно, чтоб семечки могли дышать. Не следует сеять семечки очень глубоко: на большой глубине воздуху в почве не много и семечки задохнутся. Когда семя получит всё, что необходимо, зародыш просыпается и начинает расти. Пока подрастут листочки и корешок, он питается готовыми запасами. Но вот корешок углубился в почву, а листочки на стебельке выбрались на поверхность, к солнечным лучам. Сейчас они уже в состоянии добывать еду сами.

Готовые запасы им больше не необходимы. Сейчас растению необходимы солнечный свет, тепло да не плохая почва. Научившись управлять просыпанием семян, человек может растить такие растения и столько, сколько желает. Тяжело попасть семени в такие условия, где было бы всё нужное для его прорастания. Потому чрезвычайно много семян в природе погибает. Чтоб хоть сколько-нибудь из их выжило, растения дают семечки с большим запасом. А чтоб расселиться как можно шире по земле и захватить новейшие места, они посылают свои семечки в путешествие.

Ветер, вода, птицы, животные помогают им в этом. Но чтоб применять их, растения за почти все века должны были выработать для собственных семян самые различные приспособления. Поглядите на белоснежную лохматую головку одуванчика. Она вся состоит из множества крошечных парашютиков; к каждому прикреплено узенькое коричневое семечко. Пока семечки не созрели, парашютики не раскрываются.

Но вот семена готовы к полёту, и легкие пуховые зонты развёртываются над ними. Стоит лишь подуть ветерку — и сотки малеханьких путников поднимутся в воздух. Заметьте, как точно рассчитаны размеры и устройство этих парашютиков. При полёте они никогда не раскачиваются и не переворачиваются — семечко постоянно внизу. Оно плывёт по воздуху время от времени чрезвычайно долго, пока не приземлится где-нибудь далеко-далеко от родного дома.

У семечка татарника тоже есть парашют. Семечко отрывается от хохолка и падает на землю, когда во время полёта обо что-нибудь ударится. Потому заросли татарника нередко встречаются около заборов. А у степного ковыля другое приспособление для воздушных полётов: его семечки снабжены длинноватыми перистыми остями, которые у основания скручены винтом.

Эти длинноватые лёгкие ости поднимают семечки ковыля высоко в воздух, и ветер несёт их над степью в далёкие края. Нередко семечко ковыля, опустившись в густую травку, не добивается земли. Длинноватая ость запутывается в травке, и семечко как бы садится на якорь. Вечерком, когда ложится роса, нижняя часть ости, скрученная винтом, от сырости начинает раскручиваться.

При этом она, как штопор, ввинчивает семечко в землю. А днем, с восходом солнца, ость начинает просыхать и опять закручиваться спиралью. Но вытянуть семечко из земли она уже не может, этому мешают жёсткие волоски семечка, направленные ввысь. Ость отламывается, и ветер уносит её в сторону, а семечко ковыля остаётся посаженным в землю. Приходилось ли для вас следить, как клён и ясень рассылают по ветру воздушные эскадрильи собственных семян?

Как лишь пожелтеют и созреют семечки, ветер подхватывает их и несёт на широких выростах, как будто на крыльях. Ветер крутит их, как будто пропеллеры, а позже потихоньку опускает семечки на землю — далековато от дерева, на котором они родились и выросли. Это семечки, путешествующие по воздуху. А есть семечки, которые перекатываются по земле. В пустыне Кара-Кумы растёт маленький кустарник джузгун. Плоды у него круглые и лёгкие; они похожи на ажурный основа, а семена помещаются снутри каркаса.

Такие плоды просто перекатываются по пустыне на чрезвычайно огромные расстояния. В южных степях, где ветер дует практически постоянно, путешествуют даже целые растения. Они так и именуются «перекати-поле». В осеннюю пору, когда созреют семечки, эти растения, похожие на огромные шары, отрываются от корня.

Ветер подхватывает их, и растения-сеялки носятся по степи, всюду рассеивая свои семечки. А семян этих много. У курая, к примеру, их появляется до двухсотен тыщ на одном кустике! Так растения, всю жизнь сидящие на одном месте, пересылают с помощью ветра свои семечки другой раз за много км. В Крыму, на южном берегу, можно встретить чрезвычайно увлекательное стреляющее растение — обезумевший огурец. Зеленовато-жёлтые плоды этого растения похожи на мелкие огурцы.

Лишь истинные огурцы в пупырышках, а эти покрыты жёсткими волосками. Ежели слегка толкнуть созревший плод обезумевшего огурца, он с треском отрывается от ножки и отлетает в сторону. А через дырочку из плода фонтаном вылетают в различные стороны семечки совместно с жидкостью, которая их окружает.

По берегам речек и ручьёв, около кустарников, в низких лесистых местах — где сыро и прохладно, в летнюю пору встречаются заросли больших ветвистых растений. У их светлозелёные овальные листья и жёлтые цветки, похожие на причудливую музыкальную трубу. Над каждым цветком размещен лист. Он служит навесом, защищающим цветок. Какой бы мощный дождик ни хлынул, ни одна капля не упадёт на ласковый цветок.

Именуется это растение недотрогой. Но не поэтому, что так нежны и прихотливы её цветки, — совершенно по иной причине. Когда цветки отцветут и заместо их образуются длинноватые, тонкие стручки с семенами, попытайтесь немножко прикоснуться к созревшему стручку.

В один момент с лёгким треском он лопнет, 5 створок мгновенно свернутся спиралью к его верхнему концу, а семечки с силой разлетятся во все стороны. У анютиных глазок созревший плод-коробочка раскрывается на три створки. Любая створка, когда раскроется, делается похожей на крохотную лодочку, в которой лежит несколько круглых твёрдых семян.

Края лодочки, ссыхаясь, начинают сжиматься и с силой выбрасывают семечки на один-полтора метра от куста. Это похоже на то, как стреляют семечками арбузов либо косточками вишен, сжимая их меж огромным и указательным пальцами. Человек сам расселяет эти садовые растения и такое приспособление им уже не необходимо, но оно сохранилось у этих цветов ещё с тех времён, когда они были одичавшими.

В тихих прудах либо заводях живут белые кувшинки; их ещё именуют белоснежными водяными лилиями. В какое бы время дня вы ни пришли поглядеть на расцветающую водяную лилию, сколько бы раз в день ни наведывались к ней, вы никогда не найдёте её цветочки в схожем положении. Целый день кувшинка следует за движением солнца, поворачивая плавающую головку в сторону его лучей.

В полдень, когда солнечные лучи в особенности горячи, водяная лилия открывает все свои лепестки. Позже венчик начинает равномерно закрываться. Час за часом всё плотнее смыкаются лепестки и окружающие их зелёные чашелистики. К вечеру цветок похож на нераспустившийся бутон.

И вот здесь происходит самое удивительное: закрывшиеся цветочки водяной лилии начинают медлительно погружаться в воду. Это стволы укорачиваются и втягивают цветочки за собой. Подогретая солнцем за день вода даёт цветку надёжное и тёплое убежище от ночного холода. А с утра, только лишь солнце покажется над горизонтом и разгонит ночной туман, цветочки белоснежной кувшинки опять возникают на поверхности. Они медлительно открывают свои лепестки и снова следуют за солнцем целый день. Белоснежная кувшинка цветёт на воде.

Тут же созревают её семечки. По воде же они отправляются путешествовать. Семечки кувшинки чрезвычайно отлично адаптированы к такому путешествию. Каждое семечко окружено лёгкой беловатой оболочкой, заполненной воздухом. Выходит как бы резиновая лодочка, надутая воздухом.

И плывёт семечко в резиновой лодке, подгоняемое ветерком. Время от времени чрезвычайно далековато уплывает оно от родного дома. Равномерно воздух выходит из оболочки, и тогда семечко падает на дно. Там оно и прорастает. Переселяются по воде на новейшие места и почти все сухопутные семечки. Недаром по берегам рек и ручьёв постоянно зеленеют густые заросли самых различных растений, переселившихся из остальных мест.

Семечки плавают даже по морям и океанам. Плоды пальм и остальных тропических растений, попадая в океан, далековато разносятся течением. Воздушные прослойки вокруг семян разрешают им держаться на поверхности воды. А крепкая оболочка предохраняет плоды от порчи.

И носятся мелкие пловцы по океанским волнам, пока не прибьёт их к какому-нибудь берегу, время от времени за тыщи км от родного края. Для что ягоды у вишни, малины и земляники, когда созреют, стают красноватыми, сочными и вкусными? Калоритные и сладкие ягоды, сочные плоды — всё это тоже приспособление растений для расселения семян. Птицы охотно клюют зрелые ягоды. Они глотают их вкупе с семенами. А семечки ягод окружены крепкими, толстыми оболочками.

Семечки не перевариваются в желудке птиц и выходят неповреждёнными. А птицы могут перенести их за это время на чрезвычайно огромное расстояние. Так семечки путешествуют в чужих желудках, и это им нисколечко не вредит. Напротив, их толстые оболочки мало размягчаются, и семечки позже скорее прорастают. А есть такие семечки, которые цепляются прицепками, шипами, крючками за шерсть проходящих мимо животных, за ваше платьице, когда вы бегаете в летнюю пору по травке. В особенности много таковых семян посреди сорняков, засоряющих поля, сады и огороды.

Кто из вас не устраивал боёв круглыми головками лопуха, которые так и цепляются за платьице своими бесчисленными крючочками? Сколько тыщ семян этого вредного растения вы невольно расселили при этом! Так семена-путешественники расселяются по земле с помощью самых различных приспособлений. Но это — случайное расселение. Непонятно, куда упадёт семечко-парашютист одуванчика либо семечко-снаряд недотроги, к какому берегу пристанет семечко-пловец.

Одни могут попасть на камешки, остальные на бесплодный песок, третьи — в болото. В таковых критериях они не сумеют прорасти и погибнут. Нередко так и бывает: погибает большущее большая часть семян, отправившихся в путешествие. Выживают чрезвычайно немногие — лишь те, которые случаем оказались в критериях, пригодных для жизни.

Лишь человек расселяет семечки не случаем, а сознательно. Он создаёт растениям такие условия, в которых им наверное будет отлично. Он раскрывает и удобряет почву для растений, поливает их во время засухи, чтоб они ни в чём не нуждались.

Человек берёт какое-нибудь ценное растение на его родине и переносит другой раз на иной конец света, и растение на собственной новейшей родине начинает расти и развиваться еще лучше, чем на прежнем месте. В новейших критериях оно нередко преобразуется совершенно в другое растение.

Много веков росло в Мексике дикое растение — «цветок солнца». Его золотые головки весь день следуют за солнцем, с восхода до заката. Больше двухсотен лет назад «цветок солнца» перевезли к нам, он стал украшением и наших садов.

Его окрестили подсолнечником. И на данный момент в садах выращивают пышноватые, махровые декоративные подсолнечники, которые получили из одичавшего «цветка солнца». Но не лишь для декорации служит у нас подсолнечник. Ещё 100 лет назад у нас вывели таковой подсолнечник, который даёт большие маслянистые семечки. Из этих семян получают ценное подсолнечное масло. Так на собственной новейшей родине — в нашей стране — мексиканский «цветок солнца» перевоплотился в одно из самых ценных растений земного шара.

Каждый год у нас засевают подсолнечником почти все тыщи гектаров. Из Америки переселены к нам и кукуруза, и хлопчатник, и картофель. У нас они сейчас дают такие урожаи, каких никогда не давали на родине, — самые высочайшие в мире. Земельный орешек — арахис, который нередко неверно именуют фисташками либо китайскими орешками, и прекрасная альпийская фиалка — цикламен сами сажают свои семечки в землю вокруг себя.

Когда цветочки арахиса отцветут и на их месте начинает образовываться плод, цветочные побеги наклоняются к земле и равномерно зарываются в неё. Там семечки и созревают; там же они и прорастут, ежели их никто не выкопает. А у цикламена опосля отцветания цветочный побег изгибается и прячет образующийся плодик под листья.

Когда же семечки созреют, плодоножка совершенно придавливает плодик к земле и вдавливает его в почву. Когда созреют его крохотные круглые семена, в верхней части семенной коробки открываются мелкие отверстия. Ветер раскачивает маковую головку, и она через эти дырочки рассеивает семечки вокруг себя.

Листья, как и цветочки, как и семечки, у различных растений различные. В этом вы удостоверьтесь, когда в летнюю пору начнёте собирать для школы гербарий. А собрать гербарий можно где угодно: на рыбалке, пока рыба ещё не клюёт; во время грибного похода в лес; на лугу, в поле, в любом саду либо огороде; даже на улицах городка и во дворе, где есть хоть мало зелени. Попытайтесь собрать с дерева, возрастающего перед вашим домом, и засушить несколько листочков: одни — в весеннюю пору, когда они только-только развернутся, остальные — в летнюю пору, а несколько листьев — в осеннюю пору, перед тем как они свалятся на землю.

Засушивать листья можно, положив их под пресс меж старенькыми газетами либо листами ненадобной книжки. И вот в осеннюю пору, когда за окнами моросит дождь и деревья теряют крайние листья, мы соберёмся в классе, каждый со своими находками — листьями, собранными в самых различных местах.

Плотный, кожистый дубовый лист. Он прекрасно вырезан по краям большими фестонами. Кто-то сорвал его в дубовой роще, может быть во время похода за грибами. А вот узенький и длиннющий листок ивы. Он кажется серебристым от множества тончайших маленьких волосков, покрывающих его нижнюю сторону.

Этот наверное сорван у реки каким-либо рыболовом. Ведь ива практически постоянно растёт около воды. Кто-то засушил узорчатый лист моркови. И не сосчитаешь, на сколько маленьких листочков рассечён этот лист. А юннаты-цветоводы принесли листья собственных питомцев: круглый, как будто зонтик, яркозелёный лист настурции, широкий разрезной, схожий на гусиную лапу лист дельфиниума-шпорника, нежные листочки душистого горошка с гибкими усиками на концах.

Все собранные нами листья — различные, и всё-таки они чрезвычайно похожи друг на друга: все плоские и тонкие, все зелёные; у всех в узкой зелёной пластинке проходят во все стороны зелёные жилки. У Крылова есть басня «Листы и Корни». В ней говорится о корнях, которые безпрерывно трудятся в земле, для того чтоб дерево было сыто, чтоб оно могло одеваться в блестящий, но бесполезный наряд из листьев. Ранее и в самом деле листья считали только пышноватой одеждой растений. Полезности от их не лицезрели никакой.

Но великий российский учёный Климент Аркадьевич Тимирязев почти всеми точными опытами доказал другое. Он доказал, что каждый зелёный листок, каких неисчислимое множество вырастает в весеннюю пору на любом дереве, любая травинка в поле — это чрезвычайно непростая лаборатория. Он доказал, что от работы всех этих лабораторий, взятых совместно, зависит не лишь наша жизнь, но и жизнь всей Земли.

Возьмём наш школьный микроскоп. Это умопомрачительный устройство — глаз, который помогает нам заглянуть в невидимый мир. Стёкла нашего школьного микроскопа наращивают всё, на что они ориентированы, в сто-двести раз. А в лабораториях учёных есть и такие микроскопы, которые дают повышение в 500, в тыщу раз и больше. Острой бритвой срежем со свежайшего, зелёного листа тончайшую поперечную пластинку и положим её в капельке воды, меж особыми стёклами, под микроскоп.

Оказывается, лист — это не сплошная зелёная пластинка. Он состоит из бесчисленного множества малеханьких, замкнутых со всех сторон ячеек, незначительно схожих на пчелиные соты. Это клеточки растения. Поставьте на бумаге карандашом точку.

Ежели ухитриться эту точку поделить на двести-триста частей, то любая частица будет приблизительно таковой величины, как клетка зелёного листа. Естественно, без расчудесного глаза — микроскопа нечего и мыслить разглядеть такую небольшую клеточку.

И оказывается, клетки листа совершенно не зелёные: они бесцветны, но во почти всех из их можно узреть зелёные крупинки; они-то и придают листьям зелёный цвет. Изумрудные зёрнышки — и есть та расчудесная лаборатория, которая даёт свежайший, незапятнанный воздух, еду для человека и животных и почти все другое, без что нельзя было бы жить на Земле. Когда мы дышим, мы вдыхаем все газы, которые имеются в воздухе. Но нам нужен из их один: кислород.

Без него мы не смогли бы жить. Обратно мы выдыхаем углекислый газ. Вы, естественно, замечали: ежели в закрытой комнате собирается много народу, то становится душно. Воздух делается тяжёлым, дышать тяжело. Это происходит поэтому, что люди равномерно поглощают кислород, который содержится в воздухе. Скапливается углекислый газ, а он для дыхания не годится. Ежели в воздухе накопится много углекислого газа, можно в несколько минут задохнуться. Кислород нужен для горения.

Не будь в воздухе кислорода, дрова, уголь, керосин, бензин не горели бы. Ежели опустить тлеющую лучинку в банку, заполненную кислородом, она ярко вспыхнет. А ежели опустить даже ярко пылающую лучинку в углекислый газ, она на данный момент же угаснет. Кислород — газ жизни, он нужен всем и везде. Без него наша Земля была бы безжизненной. Все потребляют кислород. Почему же он никогда не иссякает на Земле? Почему же от бесчисленных дыханий почти всех млрд живых созданий воздух не наполнится углекислым газом?

Призовём снова на помощь микроскоп. В микроскоп мы можем узреть, что лист сверху и снизу покрыт сплошной плотной кожицей. Но на нижней стороне листа в кожице видны особенные отверстия — устьица. Они так малы, что обычным глазом не разглядеть. Но зато их бесчисленное множество на каждом листке.

На одном листке липы — больше миллиона устьиц. Отверстия устьиц могут то расширяться, то сжиматься. Через их в листья просачивается воздух, заполняющий все промежутки меж клеточками листа. Поэтому-то листья не тонут в воде, а плавают по поверхности. В клеточках листа постоянно много и воды, в которой, как сахар в стакане чая, растворены различные нужные растению вещества. Их совместно с водой «накачивают» в листья корешки. Воздух и вода с растворёнными в ней веществами и служат сырьём, из которого расчудесная лаборатория производит свою продукцию.

Зелёные зёрнышки — хлоропласты разделяют воду на составные части: кислород и водород. Кислород, освобождённый из воды, через устьица выходит на поверхность листьев и растворяется в воздухе. Можно сделать увлекательный опыт: самим получить кислород с помощью зелёных растений.

Достанем несколько веточек элодеи, которую практически постоянно можно отыскать в школьном аквариуме.

КАКИЕ НАРКОТИКИ КАК ДЕЙСТВУЮТ

- по звонок платный 09:00 до 21:00, суббота время столичное. - по пятницу с Время работы:. - по пятницу с с пн.

Курьерская служба АЛП - 09:00. - по звонок платный 09:00 до 21:00, суббота с 9:00 до 18:00. Покупателями 8-495-792-36-00 пятницу с 09:00 до 21:00, суббота.

Марихуана покрылась мохом марихуана купить в архангельске

Озеленение мхом. мох на стене. на стене трава

Следующая статья плантацию конопли охраняли 13 медведей

Другие материалы по теме

  • Как tor browser сделать русский язык hydraruzxpnew4af
  • Как установить флэш в браузер тор гирда
  • Самые популярные тор браузеры hidra
  • Браузер тор настройки прокси hyrda вход
  • Урожайная конопля
  • 3 Комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *